Власть или хаос или единому государству единая власть

.

«Крайне опасное для государства утверждение –
верховную власть можно разделить»

Томас Гоббс

 

Что такое государственная власть? Это та сила, которая управляет государством. В период перестройки власть КПСС стала уходить из ее рук.

Президент М. Горбачев не обладал реальной властью, поэтому понадобилось как-то оправдать это – появился принцип разделения властей, являющийся одним из ведущих политических доктрин конституционализма.

Действительно, со времен создания теории разделения властей Шарлем Луи Монтескье в ХІІІв., эта теория стала одним из главных признаков буржуазной государственности и неизменно витала в воздухе во времена всех буржуазных революций, начиная с американской.

Согласно принципу разделения властей, государственная власть делится на три ветви - законодательную, исполнительную и судебную.

Задача законодательной власти – выявить право и сформулировать его в виде обязательных для всех законов.                        

Исполнительная власть должна исполнять законы. По Монтескье, исполнительную власть не могут осуществлять члены законодательного собрания потому, что это приведет к утрате свободы. К этому вопросу мы еще вернемся.

Судебная власть «карает преступления и разрешает столкновения частных лиц». Исходя из того, что деятельность судей является «лишь точным исполнением законов», Монтескье не считает ее в полной мере властью, но полагает, что она не должна сдерживаться другими властями. Он исходил из того, что исключительно правоприменительный характер судебной власти исключает возможность злоупотребления ею своим положением в отличие от других властей. Практика показала другое.

Конституция США действительно поставила судебную власть в своего рода привилегированное положение и это влечет негативные последствия, связанные с прецедентным характером права.

Суд получил возможность сам создавать правовые прецеденты и таким образом ставиться выше Закона.

Правовая система стала развиваться в сторону отстаивания свободы судейского усмотрения, расширения правотворческой роли суда. Австрийский юрист Р. Марчин даже издал книгу «От государства законов к государству судей». Обосновывается все это тезисом о том, что, мол законодатели сами могут нарушать право, что необходимо отказаться от удушающей диктатуры абстрактного законодательства, наконец, что судьи должны иметь возможность восполнить закон в случае его пробела, по собственному усмотрению изменять и ревизовать законодательство.

Согласно общепринятой трактовке, законодательная власть является выражением народного суверенитета, но оказывается, что судьи фактически попирают этот самый народный суверенитет.

Вспомним, что в годы «нового курса» Франклина Д. Рузвельта Верховный суд США отменил, пользуясь правом толкования Конституции, не один прогрессивный закон конгресса.

Теория «судейского права» является не чем иным, как орудием, направленным против демократического потенциала парламентаризма. Еще во времена феодализма всевластие судей было одним из типичных признаков деспотичного государства, а ныне оно превращается в символ «государство права» и на деле оборачивается произволом судов, оторванных от народа, консервативных по характеру и способу формирования.

Право превращается в усмотрение судьи. И это при том, что сам Монтескье придерживается формулы «судья – это уста, произносящие слова закона».

Он писал, что «в деспотичном государстве нет закона: там сам судья – закон…» Природа республиканского правления требует, чтобы судья не отступал от буквы закона. Более того, он особо отмечал, что «состав суда не должен быть неизменным, но в приговорах его должна царить неизменность так, чтобы они всегда были лишь точным применением текста закона».

Как видим, теория расходится с практикой – пожизненно назначаются судьи в США и Украине.

Вернемся к вопросу о взаимоотношении законодательной и исполнительной властей. Гегель писал в «Философии права»: «Следствием одного из ложных воззрений на государство является требование исключить из законодательных органов членов правительства». В Англии министры – члены парламента, и это правильно, должно быть сотрудничество, а не противопоставление друг другу.

Посредством же этой независимости уничтожается единство государства, которое превыше всего.

Великий немецкий философ Вильгельм Фридрих Гегель в «Философии права» отметил, что власти одного государства не могут быть независимыми, ибо «Две самостоятельности не могут составить единство, но должны продлить борьбу, посредством которой будет либо расшатано целое, либо единство будет вновь восстановлено силой». Увы, это не всеми было воспринято, что породило множество различных теорий, которые плясали от совершенно противоположного.

До тех пор, пока мы не поймем, что принцип разделения властей не является абсолютным, что нельзя жертвовать ради этого принципа более высоким - существованием государства, не будет мира и процветания на нашей земле. Каждый народ должен иметь государственное устройство, которое ему соответствует и подходит.

Природа, религии, нравы, обычаи, черты характера народов должны учитываться при выборе формы правления. Если же их не учитывать, впоследствии они серьезно мстят за это тем, что несвойственная, навязанная народу форма правления оказывается в подвешенном состоянии и в конце концов должна будет исчезнуть, причем хорошо, если это происходит без потрясений.

Что получится, если Китаю, Саудовской Аравии навязать американскую модель. Ничего хорошего, потому что то, что хорошо в одних условиях не всегда приемлемо, а то и вредно в других.

Типичным примером могут служить страны Латинской Америки, подавляющее большинство которых приняло конституции американского образца. Однако там явно не наблюдается той политической стабильности, которая существует в США.

 Сподвижник генерала де Голля генерал Галуа в 1994г. сказал по этому поводу:

 «Мы полагали, будто наша экономическая, политическая, моральная система – наилучшая в мире и мы можем навязать ее всем. А оказалось, что не можем, потому что у каждого народа – свои особенности». 

Было бы очень жаль, если бы в Украине была привита какая-то другая, чужеродная модель, противоречащая историко-политической традиции, национальному характеру и обычаям.

Государство есть дух народа, оно представляет собой работу многих веков, поэтому государственное устройство должно соответствовать состоянию народа, его самосознанию.

Когда Иосиф ІІ в ХVIIIв. Провел некоторые просветительские либеральные реформы в Австро-Венгрии, многие из них не были восприняты, его деятельность не нашла отклика в сердцах народа, ибо была чужда ему.

Под нажимом СЕ Конституционный суд Украины принял решение о не конституционности смертной казни, и теперь суды (с началом 21века) перестали выносить приговоры с высшей мерой наказания, т.е. суд по существу оказался выше мнения Парламента Украины, который не решался пойти на это.

Что касается разделения властей. Помимо того, что эта модель явно не свойственна ни России, ни Украине, помимо того, что она противоречит нашему пониманию государства и его единства, она, как мы увидели, к тому же и не всегда состоятельна, и, по сути, в чистом виде не существует ни в одной стране мира.

На первый взгляд теория разделения властей выглядит более демократичной, но реально вносит смуту, неразбериху в государстве. К примеру, возьмем вопрос преступности. Если преступность растет, то возникает вопрос: кто виноват – законодательная власть, которая не принимает нужных законов? Или исполнительная власть, которая не в состоянии исполнить законы? А может судебная, штаты которой значительно выросли. В результате такой неразберихи порождается беспорядок и безответственность.

Хочется вспомнить и о власти прессы, которая еще в период перестройки вышла из-под контроля государства. Теперь ее часто называют четвертой властью, но и на нее возлагается доля ответственности за рост преступности и моральный кризис в целом.

Говоря о разделении властей, можно вспомнить и еще об одной власти – духовной. В царской России, да и вообще в период средневековья, признавалось деление на власть светскую и власть духовную. Вспомним те трагические последствия в истории разных народов, к которым приводил спор за верховенство между ними.

Властью добровольно не делятся, а надо уметь ею пользоваться, что дано не каждому, когда эта власть оказывается в чьих-то руках.

Может быть, над всем этим имел смысл задуматься всем нашим властям и политическим деятелям, вводя в действие долгожданную политическую реформу? Торжествуют победу коммунисты, считая, что их пятилетняя борьба увенчалась успехом, т.к. появилась реальная возможность преобразования Украины в парламентско-президентскую республику. И тут же сразу они заговорили о соединении ответственности законодательной и исполнительной ветвей власти за реализуемую политику. Видно забыли они, что согласно действующей Конституции действует принцип разделения властей, и если соединить воедино ответственности, то вначале надо отказаться от этого принципа.

Разделение властей предоставляет возможность каждой ветви власти отфутболивать ответственность от одной к другой, как футбольный мяч, и одновременно порождает борьбу за власть между ними.

В этом не сложно убедиться, если вспомним выступление председателя Верховной Рады Украины В. Литвина перед судьями 18 февраля 2006г.: «Сейчас началась открытая борьба за суд». Это естественно, т.к. эта ветвь власти сейчас является последней инстанций, которой предоставлен контроль за деятельностью власти на всех уровнях. Суд решает все конфликтные ситуации и ему предоставлено право толкования законов.

Поэтому каждый понимает – с кем суд, у того и больше власти.

В. Литвин признает, что быть независимыми особенно хочется судьям, и в то же время называет абсурдом абсолютную независимость ветвей власти, но одновременно хочет, чтобы парламент не был подчинен Президенту или Правительству.

Мы видим противоречивые толкования в результате действий принципа разделения властей, ибо пока он существует, неизбежна борьба между властями, и в этой борьбе никогда не может быть заинтересован народ Украины.

Эта статья написана не в интересах действующего или будущего Президента, а отражает интересы народа Украины.

Без сомнения, нельзя предоставить возможность сосредоточить всю власть в одном человеке – царь, Президент или глава правительства – необходим коллективный орган. В Китае и по сей день вся власть остается в руках партии. Самое главное и самое важное – не с пожизненным местом работы, а с коллективным принципом руководства и персональной ответственностью.

Сегодня все наглядно видят, к чему привела борьба за власть между ветвями власти в Украине – хаос, неразбериха охватили страну.

Никто не хочет ответственности, но все хотят как можно больше власти.

Власть перекладывает решения почти всех вопросов на суд, и он творит, что ему вздумается. Закарпатский суд даже решает судьбу Президента. Зайдите в любой исполком, администрацию с каким-либо вопросом и тут же услышите ответ – обращайтесь в суд, как суд решит, так пусть и будет. Суды завалены совершенно ненужными вопросами, волокитят их рассмотрение и плюс не исполняются решения.

Борьба между Президентом и Премьер-министром - это не борьба между ними, это результат действующего принципа разделения властей.

Войну суда за свою независимость необходимо срочно остановить, ибо к хорошему это не приведет. Народ объединился в государство, чтобы лучше защищать себя, в том числе и от суда тоже.

Судья должен быть независимым в принятии решения, а чтобы оно было законным и безошибочным, то правильность его должна проверяться - вышестоящим судом, прокуратурой, министерством юстиции – раз они есть, и власть не должна стоять в стороне в разрешении этого вопроса. Результат каждой проверки должен отражаться в листе проверяющего – когда проверял, кто проверял и вывод, тогда судья не будет нарушать Закон и проверяющий не будет подходить формально.

Только такой путь остановит коррупцию, о которой ежедневно говорит народ, СМИ и даже высокопоставленные лица. Такая постановка вопроса не нарушает принцип независимости суда.

Вспомним не такое далекое прошлое – в бытность СССР даже всевластный КГБ был подконтролен партии.

И сегодня даже Конституционный суд, оставаясь независимым, должен быть одновременно подконтролен лично Президенту.

Верю, что наступит время, когда лозунгом и Законом Украины будет: «Единому государству – единая Власть».

Альберт Васильевич Шепелев, Адвокат

«Академія Права»

Ключові слова:

Додати коментар

Забороняється мат або прихований мат, флуд, оффтоп та реклама у будь-якому вигляді.


Захисний код
Оновити